СТАЛИН – ВЕДУН. Часть 4

Опубликовано: 08.11.2021

— Но, а как же тогда расценивать процессы, происходящие в 1937 г? — спросил я.

— А что в тридцать седьмом?

— Кого тогда расстреливали? В основном предателей и палачей русского народа. То, что под удар попало много невинных — не вина Сталина. Скорее, его беда. Дело в том, отрок, что от Ленина избавиться было куда легче, чем от Троцкого. Троцкий считался вторым человеком после Ленина. За него горой стояло командование Красной армии. Он, как ты знаешь, в гражданскую был наркомом обороны. Многие офицеры из его рук получили и должности, и звание… Но это ещё не всё: Троцкий и его еврейское окружение сразу же после гражданской подобрали под себя всю власть на уровне райкомов, горкомов и обкомов. Ты должен понять, что настоящая власть не та, которая далеко в Кремле, а которая рядом под боком. Её надо бояться. А не ту, которая «у чёрта на куличках», и она ничего не знает…

— Получается, что после смерти Ленина реальной властью в стране обладал не Сталин, а Троцкий? — задал я вопрос знахарю.

— На местах, да. Так оно и было. Сталин оттеснил Троцкого от кормила власти наверху, но на среднем и нижнем уровнях вплоть до самой войны реальная власть была у сторонников Троцкого. Вот в чём трагедия нашего народа. Лев Давидович, лишившись высшей власти в Советской России, изо всех сил пытался её вернуть, но как он мог это сделать? Старым проверенным дедовским методом: либо создать в стране хаос и спровоцировать гражданскую войну, либо опрокинуть прорусское правительство посредством очередной войны с Западом. Как это масоны проделали с императором Николаем II. Лейба Давидович для достижения своей цели не стал мелочиться, он включил весь свой арсенал. Власти на местах под разными предлогами взялись за уничтожение народа. Благо и спецслужбы тоже возглавлялись евреями… Как там в талмуде? Все аккумы нелюди…или «Лучшего из гоев убей!». Вот они и старались самых честных и высокодуховных! Поначалу без суда и следствия, а потом суды были тоже под ними. Попробуй что-то доказать? И так по всей стране…то придумают, что раскрыт новый контрреволюционный заговор, то окажется, что крестьяне утаили зерно, то обвинят в саботаже. Словом, за всё, что можно. Если Сталин не подписывал документы кого-либо расстрелять, это поначалу не имело никакого значения — «виновных» тайно всё равно убивали. За ярлык, что контра. Контру же надо было искоренять всеми доступными методами. Такая вот кровавая вакханалия началась сразу же после смерти Ленина и продолжалась она добрых два с половиной — три года. Под шумок уничтожения НЭПманов погибли сотни тысяч ни в чем неповинных людей. Теперь же все эти художества принято валить на Сталина. Но люди не понимают, что реальная власть не та, которая где-то, а та, которая рядом с тобой, к тому же, защищена репрессивными преступными органами. Иосиф Виссарионович, конечно, понимал, что происходит, и кто за всей этой кровавой бойней стоит, что курс у сторонников Троцкого на вторую гражданскую или, возможно, на новую войну… Лишь бы только их патрон Лейба Бронштейн снова добрался до высшей власти… Сталин внимательно изучал документы репрессированных, но придраться к ним не мог. Люди под пытками, как правило, сами себя оговаривали. И тогда Иосиф Виссарионович создал параллельно с репрессивной структурой НКВД свою собственную сверхтайную разведку. Эта карманная разведка была насколько скрытной, что о ней ничего не знали ни в охранке, ни в Кремле, ни за кордоном… Сталин нацелил эту структуру на сбор материала прежде всего, против «пламенных». Против «ленинской» гвардии нужен был компромат, к тому же, как можно скорее. И вот через некоторое время у себя на столе Иосиф Виссарионович обнаружил следующий документ:

Каменев — 40 млн швейцарских франков в «Креди Свис», 100 млн франков в Парибо, 700 млн марок в «Дойче банк»,

Бухарин — 80 млн фунтов в «Вастмистер банк», 60 млн франков в «Креди Свис».

Радзутак — 200 млн марок в «Дойче банк», 30млн фунтов в «Вастмистер банк»,

Феликс Дзержинский — 70 млн швейцарских фраков в «Креди Свис» и т.д.

— Выходит, все эти ставленники мирового интернационала евреи и полуевреи говоруны, убийцы и проходимцы оказались ещё и крупными мародерами! И революция в России им была нужна только для того, чтобы убивать и грабить! Теперь у Сталина в руках был козырь, и козырь серьезный. Имея такой, можно было смело начинать войну. И Иосиф Виссарионович её начал. Первым делом надо было на какое-то время парализовать работу охранки.

— Чистка должна начаться с неё, а потом время само подскажет, что делать? — рассуждал Сталин.

И он вызвал к себе «железного Феликса».

— Какие только сказки сейчас не придумали относительно смерти Дзержинского, или по-еврейски Фрункеля, отрок. Дописались и доболтались до того, что Феликса Эдмундовича оккультно убрал Николай Рерих. На самом деле сердце у палача и убийцы остановилось послe того, как Сталин потребовал от него вернуть наворованное. Мне не хочется рассказывать, как Сталин возвращал обратно в страну выведенные из неё средства. Это будет слишком скучно и нудно. Скажу, что со своей задачей Иосиф Виссарионович блестяще справился. Прокол произошел только с «железным Феликсом». Он протянул ноги раньше того, как деньги вернулись… Но тут вины Сталина никакой нет. Дзержинский оказался чересчур эмоциональным…

— Или жадным, — дополнил я рассказчика.

— Возможно, — кивнул он.

— Не верни Сталин украденные деньги в Россию, не видеть нам индустриализации как своих ушей, отрок. Что это значит? То, что в будущей войне от СССР не осталось бы и мокрого места. Новая компания должна была стать войною моторов и Иосиф Виссарионович это понимал. Понимал он ещё и то, что без тракторов и отечественных комбайнов Советская Россия останется без развитого сельского хозяйства. Продовольственная зависимость, да ещё в условиях надвигающейся войны с Западом, может привести российское общество к самому худшему: либо к постепенному вымиранию, либо к принятию таких условий, от которых от России останется одно название… Вот почему Сталин так торопился с индустриализацией, но троцкистским выродкам индустриализация как раз была не нужна. Она могла превратить недавно завоеванную, ограбленную и уничтоженную С.Т. Россию в сильную сверхдержаву, поэтому вся их свора как могла, так индустриализации и вредила. Удерживая власть на местах, и иудеи, и ушедшие в подполье масоны делали всё возможное, чтобы Сталин от своих планов отказался… Мало этого, следуя сионистским заповедям Троцкого, они продолжали тайно проводить репрессии. Особенно ярко это выразилось в период коллективизации. Ты знаешь, отрок, что С.Т. делают все по определенной технологии. Сначала «ими» создается прецедент, потом, указывая на него, «они» проводят то, что ими запланировано. Так получилось и в Советской России. Все эти продразверстки, бесконечные поборы и грабежи крестьянских хозяйств заставили крестьян, в основном середняков, в какой-то степени свернуть своё производство. Получилось так, что в России стало невыгодно выращивать много хлеба. Всё равно его так или иначе отнимут… Но в период новой экономической политики (НЭП) пустующие земли общинников очень скоро оказались скупленными местной деревенской буржуазией. Кулаки в России появились ещё до революции, но их относительно было немного. Тогда деревенские богачи в основном скупали земли у разорившихся помещиков. До общинных земель дело не доходило. В период же НЭПа всё изменилось. Кулацких хозяйств с десятками, а то и сотнями батраков появилось великое множество. Я имею в виду не Сибирь, отрок, а европейскую часть России, — уточнил знахарь.

(Продолжение следует)

Г. А. Сидоров «Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации». Том 2. Глава 26

Понравилось? Поделись с друзьями!