СТАЛИН. 1937 год.

Опубликовано: 16.07.2021

Вот мы с тобою, отрок, и подошли к 1937 году.

У Иосифа Виссарионовича был один единственный друг, которому он вполне доверял и которому верил. Это был Сергей Миронович Киров.

Киров как и Сталин понимал, что из себя представляет Троцкий и все, что с ним связано. Вместе со Сталиным, будучи неподкупным и честным, он готовил по троцкизму смертельный удар.

Но Сергея Мироновича опередили. Кирова убил в Смольном фанатик-убийца Он был убит точно также, как в 1911 году великий Столыпин.

Убийце, как и в первом случае со Столыпиным интенсивно помогла охранка. Гибель Сергея Мироновича подсказала Сталину, что враг переходит в наступление. Следующей жертвой будет он сам.

И Сталин начал открытую войну с троцкистами. Многие наши историки пытаются обвинить Сталина в том, что он без вины репрессировал маршалов гражданской, таких как Блюхер, Тухачевский, Якир, Егоров и тех, кто был с ними связан, но вся эта святая четверка являлась ядром троцкистского заговора в армии.

Опоздай Сталин на два-три месяца и было бы уже поздно. Страну опять могла захлестнуть волна хаоса, новых антинародных репрессий.

Фактически политическими процессами 1937-1938 годов Иосиф Виссарионович спас наш народ от гибели. К сожалению, этот факт мало кто у нас понимает, — вздохнул ведун.

— Для того, чтобы его осознать, надо разобраться, что такое троцкизм и узнать планы хозяев Троцкого относительно нас, русских… Но кого это интересует? Той же пятой колонной многое скрыто.

— Ты хочешь сказать, что у нас в СССР набрала силу пятая колонна? — прервал я своим вопросом стapoгo.

— У нас не просто пятая колонна, отрок, а целая вражеская армия. Она в тылу и интенсивно действует.

А второго Сталина у нас нет.

Тогда же в 1937-1938 году закоренелые троцкисты, сторонники Каменева, Зиновьева, Бухарина, Тухачевского, Якира, Блюхера и многих других отщепенцев и откровенных предателей изо всех сил тянули за собой на скамью подсудимых ни в чем не виновных русских.

Притом старались выбирать самых честных, порядочных и любящих свою Родину. Они понимали, что их сионистско-массонская песенка спета, поэтому делали всё возможное, чтобы навредить ещё больше.

Не надо думать, что такое явление было спонтанным. Мы имеем дело с тщательно разработанной пси-технологией. Сейчас вспоминаем и удивляемся: кто только не побывал за решеткой? Такие как Туполев, Курчатов, будущий маршал Советского Союза Рокоссовский и многие другие честные и по-настоящему любящие Россию люди.

Появись тогда в Советском Союзе Иисус Христос, его бы в первую очередь оклеветали. Так-то, юноша.

Дело было на моих глазах и я знаю, что говорю. Беда усугублялась ещё и тем, что в среде работников тогдашнего НКВД скрытых троцкистов было «пруд пруди».

Своих они старались выгораживать, невиновных заставляли признаваться в ужасных грехах…

Представляешь, что тогда творилось, и каково было Сталину разобраться, кто прав, а кто виноват? И все-таки Иосиф Виссарионович и преданные его делу люди из правительства многих нужных Родине граждан спасли. В те грозные годы политических процессов над вредителями Сталин ежедневно получал по мешку писем.

За ночь он их прочитывал. Когда Иосиф Виссарионович спал, неясно. Известно другое, что, прочтя послание, он тут же брался за спасение тех, кто по его мнению угодил за решетку напрасно, и таких было немало.

Лично он спас от расправы Туполева, Рокосовского, авиаконструктора Поликарпова и многих других. Те, кто оклеветал этих людей, оказались либо у стенки, либо за решеткой.

Один пожилой немец Поволжья мне рассказал, как его семью раскулачили и сослали в Нарымский край на речку Чижанку. Несколько десятков русских немцев и украинцев поселили среди тайги на верную гибель. У людей не было ничего кроме одежды и кое-какого инструмента. Была осень, пошли дожди, за ними вот-вот мог пойти снег.

В наскоро сооруженных балаганах спецпереселенцы стали дожидаться своей смерти, но умереть им не пришлось. Один мальчик, подойдя к ручью, увидел что он кишит ершом. Люди тут же стали ловить рыбу.

С пищей пришла и надежда. До зимы общими усилиями соорудили себе зимовье, а с весны занялись строительством посёлка. Власти об этой группе людей забыли. Посчитали, что все они вымерли от голода. Каково же было их удивление, когда через 5 лет они узнали, что спецпереселенцы построили в тайге себе поселок, обзавелись скотом, занимаются охотой, рыбачат и живут не хуже других. И что же?

Тут же был состряпан документ, что эта группа людей скрывается от власти, не желает идти в колхоз и т.д. Естественно, из области пришло постановление жителей поселка подвергнуть новым репрессиям. Значит, снова ограбить, расселить, кое-кого посадить…

Но нашелся один человек из этой деревушки, который написал в ЦК о том, что с ними местные власти делают. И что же? Письмо попало в руки Сталину. Из Москвы в область тут же приехала комиссия.

Кончилось тем, что местные властелины судеб оказались за решеткой. Больше их уже никто не видел.

А весною в поселок приехал спецуполномоченный, он привез трактор и ещё кое-какую технику, помог в организации колхоза. Глава местного собрания стал его председателем. С этого момента жизнь в таёжной деревушке стала совсем другой. Это я тебе, юноша, рассказал в качестве примера. Ладно, кто-то додумался написать, и что удивительно, письмо не потерялось, нашло того, кому было адресовано. А если бы этого не произошло?

— Ты мне рассказываешь какие-то кошмары. Неужели такое могло быть?

— Было и хуже. За такие вот дела Сталин и расстрелял среднее руководство, расстрелял и причастных к уничтожению невинных и работников НКВД. В руководстве репрессивных органов был расстрелян ярый троцкист еврей Ягода.

С Каменевым, Зиновьевым, Радзутаком, Радеком, и многими другими. Иосиф Виссарионович выбил украденные у народа деньги. Выбил в прямом смысле этого слова. Ты, Юра, знаешь еврею расстаться с деньгами всегда сложно.

Потом после суда их всех расстреляли. Справедливо это или нет. Как ты считаешь? — посмотрел на меня знахарь.

— Думаю, что да, — ответил я старому. — Справедливее некуда.

— Зато в наше время представители пятой колонны доказывают, что Сталин был ужасным деспотом, палач земли русской!

Не их отцы и деды иудеи, сионисты и троцкисты были палачами, а он, который как мог, так и спасал свой народ от неминуемой гибели.

Многие коммунисты говорят, что у Сталина были ошибки и недочеты. Не было у него ни того, ни другого…

Вся беда его была в том, что он по природе своей был слишком мягким.

ГЕОРГИЙ СИДОРОВ

Понравилось? Поделись с друзьями!