КАК ЛОМОНОСОВ БОРОЛСЯ ЗА ИСТОРИЮ РОССИИ И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫШЛО

Опубликовано: 27.04.2021

Став адъюнктом Петербургской академии наук по физическому классу в 1741 году, он уже в 1745 году стал первым русским академиком (профессором) химии (все остальные академики были иностранцами!!!). Почетный член Шведской (с 1756 года) и Болонской (с 1764 года) академий наук. Родившись в простой крестьянской семье в Архангельской области, ему за большой вклад в развитие российской науки был жалован дворянский чин.

Жизнь и деятельность Ломоносова пришлись на очень неблагоприятное для российского народа время.

С воцарением на русский престол императрицы Анны Иоановны (1730 – 1740 гг.) в стране во всех областях началось массовое засилье иностранцев, преимущественно немцев (знаменитая бироновщина). Это была, по сути, иностранная интервенция во все сферы российской жизни – во власть, в общественную жизнь, культуру и науку.

Не стала исключением и Петербургская (Российская) академия наук. При этом иностранцы в своем большинстве, какую бы они должность не занимали, не знали русского языка и использовали в качестве рабочего немецкий язык. Так, например, сложилась парадоксальная ситуация в академической гимназии, созданной для подготовки студентов к поступлению в университет. Русские студенты не знали немецкого языка, а преподаватели – русского, обучение велось … на латыни. В результате в период с 1726 по 1755 года (за 30 лет!!!) эта гимназия под руководством таких горе-преподавателей не подготовила ни одного человека для поступления в университет. На высшем уровне утверждалось, что русские не способны к обучению и необходимо студентов выписывать из Германии.

Менее известна страсть Ломоносова к русской истории, которая весьма негативно отразилась на его карьере и судьбе, несмотря на его разносторонний талант и мировую известность.

Необходимо отметить, что российская историческая наука при Романовых полностью контролировалась и развивалась под влиянием немцев (Миллера, Байера, Шлёцера и других), находившихся на русской службе. По сути дела, вся история Руси – России, включая первый период правления Романовых, была написана ими без участия русских историков.

Необходимо отметить также в этой связи, что до середины 30-годов XIX века в историческом департаменте Петербургской академии наук вообще не было ни одного русского академика!

То есть более 100 лет (!!!) историю Российского государства «творили» исключительно иностранцы!

Не стоит сомневаться, что это делалось в интересах Романовых и королевских династий других европейских стран, стремившихся вытереть из памяти народов роль и значение Руси – России в истории Европы. При этом многие иностранные историки (например, Байер, Шлёцер) вообще не знали русского языка, а писали свои труды исключительно на немецком языке. Затем они переводились на русский и становились основным источником информации по российской истории.

Кстати, результаты их трудов и в наше время лежат в основе российской истории до романовского периода, несмотря на наличие источников, опровергающих основные положения их создателей (например, о татаро-монгольском иге, призвании варягов на Русь и многие другие). Созданная иностранцами российская история изучается и сейчас в наших университетах и школах. Лишь в последнее время в Российской Федерации наметились робкие шаги к пересмотру некоторых положений написанной немцами древней истории нашего народ и государства.

Ломоносов, став членом Петербургской академии наук, сразу же включился в борьбу против засилья в ней иностранцев, особенно в сфере исторической науки.

Он выступал с резкой критикой новой версии русской истории, создаваемой на его глазах Г.Миллером и Г.Байером. Уже в 1743 году группа сотрудников академии российского происхождения (в основном это были переводчики, канцеляристы, студенты) во главе с известным машиностроителем А.К.Нартовым и астрономом Делилем написала письмо в Сенат на царящий в академии произвол иностранцев, и, в частности, на помощника президента академии И.Д.Шумахера и его советник Тауберта.

Целью ставилось требование о превращении академии в российскую не только по названию, но и по составу академиков. В тот период при засилье в России иностранцев это письмо было воспринято в Сенате как страшная крамола. Была назначена комиссия во главе с князем Юсуповым, которая в выступлении А.К.Нартова, И.В.Горлицкого, Д.Грекова, П.Шишкарева, В.Носова, А.Полякова, М.Коврина, Лебедева и других увидела «бунт черни против начальства», «неуважение к академии» и обвинила их в других смертных грехах.

Ломоносов среди участников этой акции официально не фигурировал, но руководство академии и члены комиссии были абсолютно уверены в его участии в этом деле. Они считали (и не без основания), что само письмо и многие другие документы для следствия были написаны им. Более того, Ломоносов активно и открыто поддерживал авторов письма в ходе процесса. Он неоднократно выступал с критикой защитников Шумахера в этом процессе (Винцгейма, Трускота, Миллера и других), чем вызвал ярость комиссии, которая, в конце концов, его арестовала на восемь месяцев.

В докладе комиссии на имя императрицы Елизаветы Петровны поведение Ломоносова на процессе названо «оскорбительным и неучтивым как по отношению к академии, так и к комиссии и к немецкой земле». Исходя из этого, комиссия посчитала, что Ломоносов «подлежит смертной казни или, в крайнем случае, наказанию плетьми и лишению прав и состояния». Указом Елизаветы он был признан виновным, однако «для его довольного обучения» от наказания освобожден.

Одновременно с этим ему было вдвое уменьшено жалование, а за «учиненные им предерзости» он должен был публично просить прощения у немецких профессоров академии, зачитав составленное его основным противником Миллером покаянное письмо и подписав его. Что он и вынужден был сделать. Поразительно, но во многих современных изданиях его биографии факт его ареста и суда над ним преподносится как результат … его пьяных скандалов и оскорбительного поведения. По-видимому, и в настоящее время в России у Ломоносова имеется немало недоброжелателей.

Ещё трагичнее была судьба других обвиняемых по этому делу. Во время следствия, длившегося около двух лет, некоторые из них были закованы в кандалы и посажены на цепь (как собак!!!). Решение комиссии было поистине чудовищным. Главных виновников нездорового положения в академии – Шумахера и Тауберта – было рекомендовано наградить, а авторов письма наказать: Горлицкого – казнить; Грекова; Полякова, Носова – бить плетьми и сослать в Сибирь; Попова, Шишкарева и других — оставить под арестом до решения дела будущим президентом академии.

Борьбу за объективную картину русской истории Ломоносов продолжал до конца своей жизни.

Его противники тоже не дремали. В Германии Миллер инспирировал выступления с целью принизить открытия Ломоносова в области физики, химии и других естественных наук. В России он требовал его удаления из академии наук.

Немецкой партии удалось добиться назначения Шлёцера академиком по русской истории, в результате чего он получил полный контроль над всеми материалами по истории, хранившихся в российских архивах и библиотеках. Есть версия, что в период его нахождения на этой должности в них производилась большая «чистка» и «исправление» истории страны. В 1763 году по доносу противников Ломоносова (Тауберта, Миллера, Штелина, Эпиниуса и других) императрица Екатерина II (немка по национальности) уволила его из академии. Однако вскоре она отменила свое решение в связи с большой популярностью трудов и самого Ломоносова как в России, так и за рубежом. Тем не менее, он был отстранен от руководства географическим департаментом (другого важного направления общественных наук, тесно связанным с историей), а вместо него туда был назначен его «оппонент» Миллер. Была сделана попытка «передать» Шлёцеру все материалы Ломоносова по истории. По-видимому, они совсем не соответствовали немецкой версии российской истории и были опасны для них.

Ради занятия исторической наукой Ломоносов даже отказался от обязанностей профессора химии. Его перу принадлежит ряд интересных работ по истории Государств Российского, а также по древней истории Руси, которые он намеревался опубликовать в двухтомном труде «Древняя Российская история от начала Российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого и до 1054 года».

Помешала этому его смерть в возрасте 55 лет. А подготовка к изданию его трудов по истории была поручена … его злейшему врагу Байеру. Примерно через семь лет после его смерти увидел свет только первый том, информация в котором удивительным образом соответствовала разработанной немцами версии истории Руси.

Анализ текста этой работы современными методами подтвердил, что этот труд перу Ломоносова не принадлежит, а составлен кем-то другим. Господин Байер, видимо, хорошо над ним поработал. При этом все оригиналы, черновики и материалы Ломоносова по истории бесследно исчезли (но сохранилось большинство его работ по естественным наукам). Точно также как в свое время исчезли подобные материалы известного русского историка В.Н.Татищева, а издание его трудов по истории Руси было поручено другому немцу – Миллеру. Надо полагать, он тоже подправил труд Татищева в нужном ключе.

Судьба великого русского ученого Ломоносова, умершего в очень стесненных материальных условиях по причине нежелания признавать официальную версию истории, является ярким свидетельством того, как опасно в России всерьез заниматься исторической наукой и отстаивать правду в освещении событий даже далекого прошлого.

К сожалению, в настоящее время таких правдолюбов, ставящих истину выше карьеры и денег, в нашей стране, вероятнее всего, и не осталось. А жаль.

*** На самом деле есть. Читайте книги Георгия Сидорова. Он пишет о подлинной русской истории.

Понравилось? Поделись с друзьями!