ЦИФРЫ О «СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЯХ».

Опубликовано: 03.05.2019

“Писатель Ф. И. Чуев сообщал, что В. М. Молотов подарил ему экземпляр своей неопубликованной работы «Перед новыми задачами (о завершении построения социализма)».

В. М. Молотов писал:

«В 20-х и еще больше в 30-х годах окончательно распоясалась и обнаглела крайне враждебная ленинизму группировка троцкистов, хотя и тогда троцкисты фальшиво изображали себя борцами за коммунизм. Высланный из СССР в 1929 году Троцкий в своих заграничных печатных изданиях давал понять, а в письмах к своим сторонникам в СССР прямо указывал, что теперь в борьбе с партией (со «сталинским руководством») подходят любые меры вплоть до террора и вредительства внутри страны, вплоть до грязных изменнических политических сделок с правительствами буржуазных государств, включая гитлеровскую Германию.

Связи с разведками буржуазных государств поддерживались Троцким и другими и имели целью ускорить военное нападение агрессивных империалистических государств на СССР, чтобы использовать этот момент для осуществления антисоциалистического переворота внутри страны».

Действительно, Троцкий и его окружение при поддержке зарубежных банков и правительств развернули бешеную кампанию травли Советского Союза и лично Сталина как его лидера.

Известно, что во время советско-финляндской войны определенными кругами на Западе обсуждался вопрос о создании русского альтернативного правительства во главе с Троцким. Это угрожало распадом Советского Союза, гибелью дела социализма.

Ведь Троцкий откровенно заявлял, что он желал бы разгрома СССР Германией.

Сталин не выдумывал своих врагов. Они были в реальной жизни и была суровая необходимость с ними бороться. Бороться во имя спасения страны, народа, социализма. Надвигавшаяся война отвела для этой борьбы минимальные сроки.

Борьбу нельзя было отложить, нельзя было ее и затягивать. Враг в лице Гитлера и его капиталистических сообщников стоял у порога. Необходимо было спешить очистить страну от «пятой колонны».

В 1939 году немецкий писатель Л. Фейхтвангер, посетив Москву, высказал такую мысль:

«Раньше троцкисты были менее опасны, их можно было прощать, в худшем случае — ссылать… Теперь, непосредственно накануне войны, такое мягкосердечие нельзя было себе позволить.

Раскол, фракционность, не имевшие серьезного значения в мирной обстановке, могут в условиях войны представить огромную опасность» (Фейхтвангер Л. Москва, 1937: Отчет о поездке для моих друзей. М., 1937).

Весь опыт истории показывает, что классовая борьба, особенно на переломных рубежах развития, жестока и беспощадна. В

ее жернова попадают не только враги, но и невинные люди. Беспрецедентное, стремительное обогащение кучки людей в последние годы в нашей стране основано на геноциде народа, на его вымирании в чудовищных масштабах, достигающих полутора миллионов в год, на разграблении плодов труда многих поколений советских людей.

В этом воплощено проявление классовой борьбы на современном этапе. Не видеть этого — значит быть слепым.

«Демократическая» пропаганда делает все, чтобы затмить эти факты, сокрыть их от народа. С дьявольской настойчивостью она пытается скрыть и классовую сущность, и историческую обусловленность политических процессов 30-х годов.

Вопрос о политических процессах 30-х годов — вопрос принципиальный. Хрущевым и его сторонниками, затем нынешними «демократами» вопрос этот сознательно извращен и запутан до последней степени.

С установлением истины в этом вопросе, действительно, много связано: и исторически правдивая оценка советского прошлого нашей страны и подход к политическим, идеологическим и нравственным основам нашей жизни и взгляд на перспективы развития нашего российского общества.

В 30-е годы закладывался фундамент социализма, шло утверждение социалистического уклада в экономике и культуре.

В стране происходили глубочайшие социальные сдвиги, имевшие судьбоносную мировую значимость. Изменялись, а часто и ломались судьбы миллионов людей.

Кто-то шел сознательно за большевистской партией в строительстве новой жизни, были и такие, кто не понимал этой борьбы и этих перемен.

Но были и те, кто отчаянно боролся против дела партии, против строительства социализма. Со всем этим приходилось, как с реальным фактом, считаться самым серьезным образом руководству страны.

На упрочение Советского государства была направлена социалистическая законность. Вопросы революционной законности рассматривались на партийных съездах и конференциях, пленумах ЦК ВКП(б), в декретах и постановлениях правительства.

Естественно, власть употребляла силу закона для борьбы с наиболее враждебными социализму элементами. При этом следила, чтобы не допускались грубые нарушения социалистической законности.

За недопустимые искажения политики партии, превышение полномочий были осуждены и приговорены к высшей мере наказания Ягода и Ежов.

Материалы судебных процессов по делу троцкистско-зиновьевского террористического центра 1936 года, по бухаринско-троцкистскому блоку 1938 года и другим процессам широко печатались в советских газетах той поры и за рубежом.

Процессы велись открыто, на них присутствовали зарубежные и наши корреспонденты, писатели, общественность.

Теперь властные структуры, провозгласившие гласность и демократию, не заинтересованные в открытии правды об исторических событиях 30-х годов, скрывают такие материалы от народа.

Лишают людей возможности почувствовать подлинную историческую атмосферу того времени, оценить характер и масштаб преступлений подсудимых, понять структуру таких блоков и центров, их цели, стратегию и тактику борьбы с советской властью, понять и представить тот урон, который они нанесли первому в мире социалистическому государству перед войной с фашистской Германией, увидеть их связи с иностранными разведками.

Советская власть защищала себя от внутренних и внешних врагов, умела защищать себя, как бы ни были коварны и изощренны формы борьбы контрреволюционных сил, поддерживаемых и провоцируемых капиталистическим окружением.

За годы первой пятилетки СССР превратился из страны аграрной в страну индустриально-аграрную, за годы второй пятилетки — совершил техническую реконструкцию всего народного хозяйства, создал новую техническую базу для всех отраслей народного хозяйства.

И это стало результатом массового героизма рабочего класса, трудового крестьянства и подавляющего большинства народной интеллигенции.

Ложью о репрессиях 30-х годов перечеркивается этот героический порыв советского народа, упрочивший положение Советской страны и ее возможности к отражению империалистической агрессии.

Ложь о репрессиях 30-х годов лежит сегодня в основе огульной реабилитации всех боровшихся против Советской власти.

Дело дошло до того, что стали выходить книги о Троцком как «полководце» Гражданской войны, что Троцкий-де предсказал «крах» ленинизма, а предлагаемый Троцким путь не был бы «столь разорительным» для России.

Спекуляции вокруг проблемы репрессий используются для развенчания социализма, советской власти и прежде всего Сталина.

При этом царят полнейшая вакханалия и чудовищность вымыслов о числе жертв, далеко выходящие за пределы элементарного здравого смысла. Конечно, умышленно замалчивается имеющаяся на это счет информация, данные, статистика.

По требованию Н. С. Хрущева, ему в феврале 1954 года за подписями Генерального прокурора, министра внутренних дел и министра юстиции СССР было сообщено, что с 1921 года до конца 1953 года за контрреволюционные преступления осуждено 3 777 380 человек, из них к высшей мере наказания приговорено 642 980 человек, некоторым из которых расстрел был заменен на содержание в лагерях и тюрьмах от 25 и ниже лет.

Эти данные Хрущев намеренно не стал оглашать на XX съезде партии. Известно, что Хрущев не раз жаловался Сталину:
«Мы посылаем вам на утверждение списки арестованных, а вы их не утверждаете».

А когда лично принес списки врагов, Сталин усомнился: «Неужели так много?»
На что Хрущев заявил: «Их гораздо больше, товарищ Сталин, вы не представляете сколько их!»

Уже надоевшие «разоблачители» каждый раз увеличивают число жертв. Так, А. Солженицын лет пять назад утверждал:

«Только от террора коммунистического режима против собственного народа мы потеряли до 60 миллионов».

Теперь насчитывает почти 70 миллионов. Некая окололитературная критикесса А. Альбац писала, что уничтожено было 66 миллионов, теперь считает — до 70 миллионов.

А иные называющие себя историками счет доводят аж до 90 миллионов человек.

Откуда у них каждый раз появляются все новые и новые миллионы, когда, согласно переписи населения СССР в 1939 году на 17 января насчитывалось 170 467 186 человек?

Масштабы жертв «московских процессов» невероятно раздуты нынешними «борцами со сталинизмом».

Да, наряду с тем, что из политической жизни исчезли те, кто вел борьбу с социализмом, с советской властью, с Советским государством, в результате засорения органов НКВД троцкистами и перестраховки пострадали и некоторые честные коммунисты, ученые, деятели искусства и военачальники, которых не нужно было трогать.

Политическая борьба бьет и по колебавшимся, и по неуверенным в политике партии, и по нестойким в трудную минуту”.

Источник: Суходеев В.В. Сталин. Военный гений. М.: 2005, стр. 71-77.

Понравилось? Поделись с друзьями!