РАЗРУШИТЕЛЯМ РОССИИ НУЖНЫ БЫЛО СПАСАТЬ СВОИ ШКУРЫ. ПОТОМУ:

Опубликовано: 19.01.2018

… изначально абсолютно безучастные к идее единой России, ее возрождению на новых принципах, направленные только разрушать и грабить, вопреки всей ожидавшейся от них логике действии, они, “коммунисты-интернационалисты”, совместно с большевиками (в формате группы Сталина), напротив, воссоздали практически то же самое, что и разрушили.

Однако, воссоздавая, “интернационалисты-коммунисты “отнюдь не забывали того, зачем в действительности их заслали в Россию.

Но тут их ожидал самый страшный облом. Объективная реальность показала, что абсолютный перевес сил был на стороне именно той группы большевиков, которую возглавлял Сталин.

Однако и Сталин вместе со своими сторонниками уперся в крайне неприятную – и это еще мягко сказано, – ситуацию.

Страна-то лежала в дымящихся руинах. Как поднимать и тем более развивать такую страну?! Вопрос если и не совсем шекспировский, но тем не менее явно на грани знаменитого “Быть или не быть?”. И если быть, то как?!

Особенно если учесть, что едва только Сталин озвучил практически сразу после смерти Ленина еще только намерение о строительстве социализма в отдельно взятой стране и провозгласил курс на индустриализацию, Запад немедленно ответил в своем традиционном стиле.

Выше уже говорилось, что при очень активном соучастии верхушки белой эмиграции Запад чуть ли не автоматически ввел так называемую “золотую блокаду”.

Проще говоря, западные партнеры отказывались продавать промышленное оборудование и технику Советскому Союзу с оплатой поставок золотом.

В качестве оплаты требовали товарное зерно. Тем самым откровенно провоцируя фатальную неизбежность столкновения беспрецедентно слабой промышленности с преобладавшим в 1920-х гг. сельским хозяйством.

Причем Запад провоцировал это столкновение, прекрасно понимая, что последствия оного будут сугубо политическими – свержения власти большевиков, на что, к слову сказать, и была нацелена внутренняя оппозиция.

Особое значение имеет то обстоятельство, что подобная долгосрочная провокация Запада была напрямую увязана с пресловутыми Локарнскими соглашениями, положившими начало первому этапу подготовки будущей Второй мировой войны и в целом обострению угрозы вооруженного нападения на Советский Союз.

Не зря Сталин назвал “дух Локарно” “духом войны”. Упомянутые соглашения были подписаны в середине октября 1925 г., а уже в ноябре 1925 г. Кремль точно знал, кто и как планирует осуществлять эту “блокаду”:
“Бэнк оф Ингланд” как главный инициатор заключил с германским Рейхсбанком, Голландским банком и “Банк де Франс “специальные соглашения о проведении скоординированной финансово-кредитной блокады против СССР единым фронтом.

А в 1926 г. пресловутый У. Черчилль выступил с развернутой программой экономической интервенции против СССР, которая явилась бы прелюдией к военной интервенции.

Одновременно он выдвинул и план финансового удушения Советского Союза путем организации международного антисоветского экономического фронта!

А 24 января 1927 г. министр иностранных дел Великобритании О. Чемберлен представил британскому правительству секретный меморандум, в заключительной части которого прямо так и говорилось:
“Поскольку разрыв дипломатических отношений не ослабил бы существенно позиции Советского правительства, нельзя предполагать, что это повело бы к изменению советской политики.

Что же должно последовать дальше? Куда направить наш удар? Нам больше ничего не остается делать, как внезапно объявить войну”!

Угроза вооруженного нападения и золотой блокады была столь нешуточной, что 24 апреля 1926 г. между СССР и Германией был заключен специальный Договор о нейтралитете и ненападении.

Более того, в его текст была включена специальная статья III, которая гласила, что “если будет образована между третьими державами коалиция с целью подвергнуть экономическому или финансовому бойкоту одну из договаривающихся сторон, другая договаривающаяся сторона к такой коалиции не примкнет”.

Ситуация была если и не критической в прямом смысле слова, то по крайней мере откровенно балансируя на ее грани, предельно ясно грозила превратиться в таковую.

Перед Сталиным встал не простой вопрос, который в известной трактовке В. Высоцкого звучал: “Где деньги, Зин?”

Точнее, где взять так необходимые для создания собственной промышленности гигантские средства.

А.Б. Мартиросян 200 МИФОВ О СТАЛИНЕ
СТАЛИН и достижения СССР

Понравилось? Поделись с друзьями!